Санкциями по нефтегазовому комплексу РоссиИ

Для того, чтобы комплексная оценка экономики через несколько лет показала радующие россиян результаты, необходимо обеспечить реальный рост отечественной промышленности и сделать уверенный шаг к промышленному суверенитету
Юрий Банько
НОВОСТИ / 16 АПРЕЛЯ 2023
Санкциями
по нефте-газовому комплексу РоссиИ
Россия заняла пятое место в мире ($ 5,33 трлн) после Китая ($ 30,3 трлн), США ($ 25,5 трлн), Индии ($ 11,8 трлн), Японии ($ 5,7 трлн) и первое по Европе по паритету покупательной способности, оставив позади себя Германию, Францию и Великобританию. Об этом свидетельствует расчет Всемирного банка за 2022 год по ВВП по ППС (Валовой Внутренний Продукт по Паритету Покупательной Способности).
Выбранная для сравнения метрика сличает экономическое развитие и благосостояние разных стран без искажений, вызванных расхождениями в уровне цен и колебаниями обменных курсов, и является достаточно условной, поскольку не учитывает комплексного сравнения всех показателей развития экономик стран. Тем не менее такие показатели для страны являются новыми и оптимистичными.
Для того, чтобы комплексная оценка экономики через несколько лет показала радующие россиян результаты, необходимо обеспечить реальный рост отечественной промышленности и сделать уверенный шаг к промышленному суверенитету — создать собственное высокотехнологичное оборудование для нового роста отраслей, и прежде всего речь идет о нефтегазовом секторе. Основное оборудование для работы на арктическом шельфе, заводов СПГ, строительства судов-газовозов как было, так и отстаёт от импортного производства. И такая ситуация во многих промышленных областях.
Предстоящие шесть лет России необходимо совершить технологический рывок, выйти на мировой уровень производства высокотехнологичного оборудования для нефтегазовой отрасти, но есть ли для этого реальные возможности и ресурсы — остается спорным вопросом.
Содержание
Часть 1
Санкционный шанс не использовали
В ходе совещания по экономическим вопросам президент Владимир Путин привел цифры по росту экономики России в 2023 году — на 3,6%, что превысило среднемировые темпы увеличения ВВП, объем промышленного производства на 3,5%, а обрабатывающие отрасли прибавили 7,5%, и заявил о завершении подготовки плана социально-экономического развития на 6 лет, который в том числе охватит такие ключевые направления, как поддержка инвестиций, обеспечение технологического суверенитета.
Особенно серьезный удар санкциями был нанесен по отечественным нефтегазовым компаниям. В ближайшие годы нефтегазовой отрасли, как системообразующей для экономики страны, предстоит сделать настоящий технологический прорыв, чтобы планы государства не разошлись с делом.
В условиях нарастающих санкций Россия остается зависимой в плане технологического суверенитета
В последние годы российским нефтегазовым компаниям приходилось закупать высокотехнологичное оборудование у западных стран, а в условиях санкций началось освоение механизмов работы через параллельный импорт. С инвестициями от западных компаний после введения санкций стало особенно сложно.
По планам вопрос снижения зависимости нефтегазовой отрасли от импорта оборудования, комплектующих и запасных частей, должен частично решиться к 2020 году, когда доля импорта будет сокращена с 60% до 43%.
К сожалению, шанс, данный нам в виде западных санкций образца 2014 года, не был использован и сегодня реализация нефтегазовых проектов во многом сохраняет зависимость от западных технологий и техники. Основное оборудование и для работы на арктическом шельфе, и для заводов СПГ, и для строительства судов-газовозов как было, так и остается импортного производства, за исключением нескольких прорывных проектов, позволивших говорить о частичном импортозамещении.
К сожалению, шанс, данный нам в виде западных санкций образца 2014 года, не был использован и сегодня реализация нефтегазовых проектов во многом сохраняет зависимость от западных технологий и техники. Основное оборудование и для работы на арктическом шельфе, и для заводов СПГ, и для строительства судов-газовозов как было, так и остается импортного производства, за исключением нескольких прорывных проектов, позволивших говорить о частичном импортозамещении.
Понятно, что без соответствующего оборудования освоить богатства арктического шельфа, нарастить объемы производства СПГ, чтобы выйти на поставленный президентом России уровень в 140 миллионов тонн СПГ к 2035 году, невозможно.
К сожалению, Россия не использовала опыт Норвегии, которая, допустив к работе на своем шельфе иностранные компании, поставила условие — локализовать производство необходимого нефтегазового оборудования на своей территории. В результате в Норвегии в кратчайшие сроки был создан мощный производственный комплекс, который не только обеспечил свои компании современными буровыми платформами, судами обеспечения, подводными добычными комплексами, но и экспортирует это оборудование в другие страны. Локализация производства выросла с 10% до 95%. Она стала лидером на мировом рынке нефтегазового оборудования. А ведь начинала свой экономический взлет Норвегия фактически с нуля, переоборудовав китобойное судно под буровое. За счет разработанных технологий удалось увеличить нефтеотдачу пластов и глубину переработки нефти.
В условиях санкций и параллельного импорта наши отечественные предприятия пытаются наладить производство оборудования, но зачастую предлагают рынку еще не до конца доработанный продукт недостаточно высокого качества. Об этом в свое время говорил генеральный директор ООО «Газпром добыча шельф» Александр Мандель, давая оценку поставляемому оборудованию для строительства МЛСП «Приразломная». Он отметил, что 80% оборудования — брак, который приходится возвращать производителям.
Не в восторге от оборудования, поставляемого отечественными производителями, и глава «Новатэк» Леонид Михельсон.
Надо признать, что нашими заводами-производителями еще учиться и учиться делать хорошую продукцию. У нас претензии ко всем поставщикам оборудования". А поставщиков в рамках проекта «Арктик СПГ-2» более 400. Продукция от этих компаний должны быть качественной, конкурентоспособной и поступать в срок
— подчеркнул Леонид Михельсон, выступая в 2020 году на Восточном экономическом форуме
Отечественные нефтегазовые компании продолжают находиться в тотальной зависимости от импорта нефтегазового оборудования, в том числе из-за объективных причин. Правительством было предложено ввести налоговую льготу для покупателей высокотехнологичного отечественного оборудования. Перечень был составлен и утвержден Правительством России 20 июля 2023 года. В него вошло и необходимое нефтегазовому комплексу оборудование. Это турбины, компрессоры, теплообменники, машины для сжижения воздуха или газов, бурильные машины.
Для того, чтобы предпринимаемые меры стали эффективными, необходимо сделать так, чтобы промышленникам было выгодно самим производить оборудование вместо покупки и привоза в страну уже готовой продукции. Для этого необходимы долгосрочные заказы.
Для того, чтобы предпринимаемые меры стали эффективными, необходимо сделать так, чтобы промышленникам было выгодно самим производить оборудование вместо покупки и привоза в страну уже готовой продукции. Для этого необходимы долгосрочные заказы.
Только тогда предприятие, получив долгосрочный заказ, будет планировать свою инвестиционную деятельность, обновлять станочный парк, увеличивать производительность труда, вкладываться в НИОКР. Производитель, один раз продав, совершенно не знает, а купят ли у него снова эту продукцию или нет. Важно обеспечить предприятиям гарантированный спрос на разрабатываемую продукцию.
11 октября 2023 года на международном форуме «Российская энергетическая неделя» Владимир Путин поставил задачу Правительству России ускориться и сформировать долгосрочный пакет заказов для разработчиков и производителей оборудования для ТЭК. Но будут ли предприятия вкладываться в закупку оборудования на деле, а не на бумаге, производить буровые платформы, не зная, купят ли их у него? Будет ли реализоваться на должном уровне качества мелкосерийное оборудование для заводов СПГ? Все это остается открытым вопросом, поскольку есть намерение, но нет пока работающей системы поддержки реализации задуманного. Рынку предстоит ответить на него в кратчайшие сроки, наладив взаимодействие фундаментальной науки, реального производства и отрасли в рамках единого непрерывного процесса и обеспечив его кадрами соответствующей квалификации.
Часть 2
Утраченные позиции
Обогащение отрасли быстрыми результатами НИИР в кратчайшие сроки невозможно, поскольку за последние 30 лет мы получили колоссальный разрыв между наукой, внедрением передовых разработок в практику и непосредственным производством. И это тоже было оправдано — в период выживания страны было дешевле закупить готовое и быстро запустить процесс работы, чем разрабатывать свое вдолгую. Как результат — безвозвратно упущенное время. При этом Россия обладала уникальными технологиями еще в прошлом веке.
В СССР выпускалось сложнейшее оборудование для шельфовых нефтегазовых проектов. В 1966 году была построена первая в СССР СПБУ «Апшерон», затем «Азербайджан», после нее на Астраханском судостроительном производственном объединении (АСПО) — серия СПБУ типа «Бакы», способные бурить скважины глубиной 6000 метров при глубине моря 70 метров.
С 1980 года АСПО стало поставлять ППБУ типа «Шельф» для бурения скважин глубиной 6000 метров при глубине моря 200 метров. С 1985 года аналогичные ППБУ выпускал и Выборгский судостроительный завод.
Для работы на морском шельфе с 1976 года строились буровые установки «Уралмаш-6500 ПЭМ». С 1979 по 1990 год было изготовлено 9 плавучих полупогружных буровых установок «Уралмаш-6000/200» для бурения на морских участках с глубиной воды 200 метров. Эти буровые установки размещались на полупогружных буровых установках (ППБУ) типа «Шельф», водоизмещением 19 770 тонн. Пассивное позиционирование осуществлялось восемью якорями массой 18 тонн с цепными якорными канатами. Оборудование для ППБУ было разработано и произведено отечественными предприятиями.
Для работы в арктических условиях в 80-х годах была разработана и сдана заказчику в 1991 году первая установка СПБУ 6500/100, построенная на Выборгском заводе для работы на Сахалинском шельфе.
Конечно, и в те годы СССР не отказывался от сотрудничества с западными странами по производству буровых установок. Так СПБУ «Кольская» и «Сахалинская» построила для СССР финская компания «Раума-Репола».
Строились в СССР и уникальные установки «Уралмаш-15 000». Всего было произведено четыре установки, но наиболее известной стала «Северянка», отправленная на Кольский полуостров и построившая самую глубокую (13 200 метров) скважину в мире.
Сегодня Россия имеет 11 стационарных буровых платформ, но их строительство и оснащение велось с помощью иностранного оборудования и зарубежных партнеров
Практически все перечисленные стационарные добычные платформы построены с использованием техники западного производства. Россиянами строились лишь основания гравитационного типа.
  • «Газпром» имеет на Сахалине «Пильтун-Астохскую-А» и «Пильтун-Астохскую-Б», а также «Лунскую-А». Все они имеют верхние строения с оборудованием и буровым комплексом иностранного производства. А «Пильтун-Астохская-А» и основание канадской платформы «Моликпак».
  • У «Роснефти» на Сахалине есть буровые платформы «Орлан» и «Беркут». Также импортного производства, но «Беркут» имеет отечественное основание.
  • На МЛСП «Приразломная» основание гравитационного типа построено на Севмашпредприятии, а верхнее строение состоит из частично использованного в норвежской буровой платформе «Хаттон».
В ряду этих платформ выделяются добычные платформы компании «Лукойл», которые построены на отечественных предприятиях с максимальным использованием отечественного оборудования. К ним относится МЛСП Д-6, принадлежащая «Лукойл Калининград-морнефть», работающая на Кравцовском месторождении.
Кроме этого, компания «Лукойл» на Астраханском судостроительном производственном объединении (АСПО) строила буровые платформы для своих проектов на шельфе Каспийского моря на месторождениях имени В. И. Грайфера, имени Юрия Корчагина и имени Владимира Филановского.
Опорные блоки для ледостойких стационарных платформ по заказу «Лукойла» строит судостроительный завод «Лотос» в Астрахани. Верхние строения сооружаются на АСПО.
Всего в рамках программы освоения Каспийского шельфа компанией «Лукойл» будет построено более 30 морских нефтегазопромысловых гидротехнических сооружений и проложено свыше тысячи километров трубопроводов.
Что касается полупогружных и самоподъемных буровых платформ, то их в России насчитывается всего 11 штук:
  • 2
    ППБУ «Полярная звезда» и «Северное сияние»
  • 8
    СПБУ
  • 1
    погружная ПБУ
  • ППБУ «Северное сияние» и «Полярная звезда» — однотипные буровые платформы. Обе строились на Выборгском судостроительном заводе, а верхнее строение — в Южной Корее на заводе Samsung Heavy Industries.
  • СПБУ «Арктическая» производилась на заводе «Звездочка» в Северодвинске 15 лет. Достраивалась в Мурманске на 35 СРЗ в 2011—2014 годах.
  • СПБУ «Мурманскую» сделал Выборгский судостроительный завод по проекту ЦКБ «Коралл».
  • СПБУ «Невскую» создали в 2021 году в Сингапуре. Одна из самых глубоководных и современных в России.
  • «Валентин Шашин», являющийся первым в мире буровым судном ледового класса, может строить скважины при глубине моря до 1715 метров. Судно построено в 1982 году в Финляндии на верфи Rauma-Repola. В 1983 году именно «Валентин Шашин» oткрыл Штокмановское ГКМ объемом 3,9 триллиона кубометров.
  • СПБУ «Мурманская» и «Невская», а также буровое судно «Валентин Шашин» принадлежат АО «Арктикморнефтегазразведка».
  • «Исполин» — погружная плавучая буровая установка, совмещенная с краном трубоукладчиком. Этот плавучий кран построен в 1986 году в Югославии. В 1989 году он был передан на судостроительный завод «Красные баррикады» Астраханской области. В 2003—2006 годах «Исполин» дооборудовали буровым комплексом для разведочного бурения на мелководном шельфе. Эксплуатируется А О «Роснефтефлот», дочерним обществом ПАО «НК «Роснефть».
  • СПБУ «Амазон» — предназначена для ведения буровых работ на мелководном шельфе. Построена в 1982 году в Норвегии. В 2001—2002 годах на судоверфи Мянтулуото в Финляндии, а затем на Мурманском судоремонтном заводе было проведено дооборудование и подготовка СПБУ к работе на Крайнем Севере. Эксплуатирует ООО «Газпромфлот».
  • Четыре буровые платформы находятся в управлении ООО «Буровая компания Евразия Шельф», специализирующейся на строительстве и ремонте скважин на шельфе Каспийского моря в российском, казахстанском и туркменском секторах. Это СПБУ «Астра», «Сатурн», «Нептун» и «Меркурий».
  • СПБУ «Астра» изготовлена в 1983 году на японской верфи «Nippon Kokan Shipbuilding». СПБУ «Сатурн» построена в 2000 году в Сингапуре на верфи «Keppel-FELS». СПБУ «Нептун» и СПБУ «Меркурий» — самые современные платформы в ООО «Буровая компания Евразия Шельф», построенные в 2013 и 2014 годах в Объединенных Арабских Эмиратах на верфи «Lamprell Shipyard».
Из-за нехватки буровых платформ российским компаниям приходится арендовать их у зарубежных компаний. Хотя бывают случаи, когда отечественные буровые установки простаивают, в частности, СПБУ «Арктическая» и СПБУ «Амазон» длительный период оставались без работы.
Анализ парка буровых установок, имеющихся у российских нефтегазовых компаний, показывает, что они в основном иностранного производства. В России построены СПБУ «Мурманская» и «Арктическая», основания ППБУ «Полярная звезда» и «Северное сияние» и ледостойкие платформы Д-6 и ЛСП на Каспийском море. И это при огромных потребностях для разведочного и добычного бурения.
В России не строят морские буровые платформы для работы на арктическом шельфе не потому, что наши предприятия не могут этого делать. Могут, но нет заказов. Ведь руководители нефтегазовых компаний понимают, что из-за замерзающих зимой морей в российском секторе Арктики и непродолжительного бурового сезона СПБУ и ПБУ будут простаивать девять месяцев в году, принося одни убытки. Проще арендовать иностранную буровую платформу на период бурового сезона. Вот и просят «Роснефть» и «Газпром», набравшие десятки лицензий, перенести сроки проведения разведочного бурения на своих лицензионных участках, а за аренду иностранных буровых установок платят десятки миллионов долларов. А в СССР морские буровые платформы строило и содержало государство. Частным компаниям делать это невыгодно.
18 тысяч санкций, введенных против России Соединенными Штатами Америки и ЕС дают нашей экономике второй шанс решить проблему импортозамещения. Нашей стране, как и в годы предвоенных пятилеток, вновь предстоит совершить индустриальный рывок, объединив усилия государства и частного бизнеса, мобилизовав для этой цели НИИ и предприятия оборонно-промышленного комплекса и сосредоточив этот потенциал на разработке прорывных технологий.
Опыт показывает, что те же буровые установки могут строить судостроительные предприятия «Звездочка» и «Севмашпредприятие», ориентированные на выпуск военной продукции. К примеру, ОКБМ имени И. И. Африкантова выпускает атомные реакторы, которые используются и в военных, и в гражданских целях. Что касается нефтегазового оборудования, в частности буровых платформ, то государству необходимо создать Федеральное государственное унитарное предприятие, скажем, на базе Выборгского судостроительного завода, предоставив гарантии ежегодного государственного финансирования и заказов на морские буровые платформы. Ведь получил же гарантированные заказы судостроительный комплекс «Звезда».
Есть необходимость и в создании компаний для морского разведочного и добычного бурения, которые содержало бы государство. Ведь нефтегазовым компаниям невыгодно содержать буровые платформы, когда они простаивают без работы, а возможность арендовать их у других стран в условиях санкций снизилась.
Есть необходимость и в создании компаний для морского разведочного и добычного бурения, которые содержало бы государство. Ведь нефтегазовым компаниям невыгодно содержать буровые платформы, когда они простаивают без работы, а возможность арендовать их у других стран в условиях санкций снизилась.
Нужно взять за основу опыт СССР, когда были созданы четыре организации для проведения геологоразведочных работ на шельфе Дальнего Востока, Каспия, на Балтике и на арктическом шельфе.
Наиболее оснащенной была Дальневосточная морская нефтегазоразведочная экспедиция, созданная в 1976 году. Она имела 7 буровых установок, 2 ППБУ и 5 СПБУ и буровое судно «Михаил Мирчинк», полупогружное судно «Трансшельф», самое мощное в мире на тот период, суда обеспечения. Все это богатство перешло «Роснефти».
И вот факт, подтверждающий, что нефтегазовым компаниям невыгодно содержать такой флот: все это было продано «Роснефтью» за бесценок иностранным компаниям. Все СПБУ были отдали за 20 миллионов долларов, тогда, как строительство одной СПБУ обходится в сотни миллионов. Потом эти СПБУ брались «Роснефтью» в аренду. Аренда СПБУ доходит до 600 тысяч долларов в сутки, а на строительство и испытание скважины тратится, как минимум, месяц. Были проданы ППБУ «Хакурю 2» и «Шельф 6», СПБУ «Боргстен Долфин», «Оха», «Эхаби», «Курильская», «Сахалинская», буровое судно «Михаил Мирчинк», ледокольно-спасательное судно «Деймос», суда «Нефтегаз» 6,14,16, 22, 52, 56,60, полупогружное судно «Трансшельф». По словам главы «Роснефти» Сергея Богданчикова, в тот период использование всей этой уникальной техники было нерентабельным.
В нынешних условиях точка зрения руководителей нефтегазовых компаний мало чем отличается от мнения Сергея Богданчикова. Государству опять необходимо вернуться к созданию специализированных геологоразведочных предприятий и производства нефтегазового оборудования.
Часть 3
Под санкциями
Ситуацию в отрасли можно проследить на примере работы компании «Новатэк» — лидера в производстве СПГ. Его производит «Ямал СПГ», первая очередь проекта «Арктик СПГ-2», а будет еще две очереди, плюс «Мурманск СПГ», плюс «Обский СПГ» с общим объемом сжиженного природного газа около 70 миллионов тонн. Новые санкции значительно усложнят «Новатэку» работу с иностранными партнерами и получение оборудования, необходимого для строительства третьей линии.
При реализации проекта «Ямал СПГ» турбокомпрессорное оборудование поставлял General Electric. Подрядчиком по строительству производственных объектов выступила компания «Yamgaz SNC», совместное предприятие французской компании «Technip FMC» и японской «JGC Corporation». С китайской «Offshore Oil Engineering» был заключен контракт на поставку оборудования по сжижению природного газа. «Air Products» поставил главные криогенные теплообменники. Компания Siemens поставила оборудование для ТЭЦ — газотурбинные блоки мощностью 47 МВт каждый, которые обеспечили «Ямал СПГ» электричеством и теплом. Французская компания Vinci строила четыре хранилища СПГ емкостью 160 тысяч м3 каждое. Серию танкеров создавали южнокорейские, японские и канадские верфи. Да и доставлялись модули иностранными судами, хотя в нашей стране было свое судно «Трансшельф», до 1999 года считавшееся самым крупным судном подобного класса, которое «Роснефть» благополучно передала сначала в аренду, а с 2004 года и в собственность голландской компании Dockwise Shipping.
Изначально технологии и оборудование для «Арктик СПГ 2» должны были поставлять компании Technip, Saipem, Baker Hughes, китайские CNPC и CNOOC, Japan Arbtic LNG, консорциум Mitsui JOGMEC и другие. Они объявили форс-мажор по участию в проекте. На смену им пришли компании АО «Энерджис», «Нова Энерджис», Green Energy Solutions Project Management Services и другие. А модули для технологических линий стали поставлять китайские компании. 31 марта на полупогружном судне «Хантер Стар» был доставлен из китайского порта Пэнлай на ЦСКМС в Белокаменку 14-й, завершающий модуль для строительства второй технологической линии проекта «Арктик СПГ 2». Ранее (27 февраля) модули доставили суда арктического ледового класса «Аудакс» и «Пугнакс». Вторую линию проекта «Арктик СПГ 2» планируется отбуксировать к полуострову Гыдан осенью 2024 года.
14 сентября 2023 года Минфин США включил в санкционный список ряд компаний, участвующих в реализации проекта «Арктик СПГ-2». В этот список были включены и суда-хранилища СПГ.
2 ноября 2023 года под санкции попала сама компания «Арктик СПГ 2».
Китайские и японские компании запросили у США возможность вывести поставки СПГ из-под санкций.
Ситуацию может изменить переход «Новатэка» на строительство заводов СПГ с опорой на отечественное оборудование. «Новатэк» имеет три технологии сжижения газа: «Арктический каскад», «Арктический каскад модифицированный» и «Арктический микс».
  • «Арктический каскад» — технология сжижения газа с использованием климата Арктики. Эта технология защищена российским патентом № 2 645 185 С1 в 2018 году. Локализация производства оборудования для СПГ-проектов позволит снизить капитальные затраты и развить технологическую базу СПГ-проектов. Производителями теплообменника является ПАО «Криогенмаш», а испарителями этана — ПАО «ЗиО-Подольск».
Технология внедрена на 4-й линии «Ямал СПГ» и на 30% снижает стоимость СПГ. Проектную мощность четвертой линии с 950 тысяч тонн удалось довести до 1 миллиона тонн. Технология может быть использована при реализации проекта «Обский СПГ».
  • Еще одна технология СПГ — «Арктический каскад модифицированный». Патент получен в апреле 2023 года. Новая технология позволила сократить количество единиц оборудования и повысить эффективность производственного процесса. И самое главное — оборудование могут производить российские предприятия. В феврале 2023 года Леонид Михельсон заявил, что завод будет строиться полностью на отечественном оборудовании. Производительность — 3 миллиона тонн СПГ в год.
«Арктический каскад» и «Арктический каскад модифицированный» по словам Леонида Михельсона могут использоваться только в арктических условиях с холодным климатом.
  • Третья технология — «Арктический микс». Она разработана для реализации крупнотоннажных проектов на базе оснований гравитационного типа с производительностью одной технологической линии более 6 миллионов тонн СПГ в год. Технология является важным шагом в локализации технологических линий сжижения и соответствует стратегической цели «Новатэка» по развитию СПГ-технологий в России. По этой технологии «Новатэк» сможет на ЦСКМС строить заводы и для других компаний.
Данная технология будет использована при строительстве «Мурманского СПГ», состоящего из трех линий по 6,8 миллиона тонн и общей мощностью 20,4 миллиона тонн в год, со сроками ввода в строй первых двух линий в 2027 году и третьей линии — в 2029 году. Строительство этого завода позволит использовать тот газ, который поступал бы в Европу по газопроводам «Северный поток», задействовать избытки электроэнергии, вырабатываемой на Кольском полуострове, и, что немаловажно, вывозить СПГ на экспорт газовозами обычного, а не ледового класса. Использование оборудования российского производства позволит удешевить проект, уйти от импортозависимости.
Такая технология может заинтересовать и «Газпром», который планирует построить газоперерабатывающий комплекс в Усть-Луге мощностью 13 миллионов тонн в год из двух линий по 6,5 миллиона тонн в год.
Мы должны вводить новые проекты. Это необходимо для того, чтобы довести долю экспорта СПГ на мировом рынке до 30% (до 140 миллионов тонн) в 2035 году
— подчеркнул Леонид Михельсон, выступая 3 ноября 2023 года на XVI Евразийском экономическом форуме в Самарканде
И у «Новатэка» имеются для этого возможности, благодаря построенному на берегу Кольского залива возле села Белокаменка Центра строительства крупнотоннажных морских сооружений, который сам Леонид Михельсон назвал «заводом заводов». Здесь в сухих доках на основаниях гравитационного типа монтируются заводы СПГ. Общий вес ОГТ и завода СПГ составляет 640 тысяч тонн. По готовности эта конструкция выводится из дока и доставляется к полуострову Гыдан. Первая очередь «Арктик СПГ 2» уже доставлена к месту и приступила к работе. К сожалению, ритмичную работу ЦСКМС, да и в целом «Новатэка», нарушили санкции, организаторами которых выступили США.
Поставляя в Европу СПГ, Соединенные Штаты стремятся устранить конкурентов, в том числе и Россию. Даже, если и не было специальной военной операции, то американцы придумали бы способ ввести санкции против российских нефтегазовых компаний, особенно против компании «Новатэк», мешая развитию СПГ-проектов. Американцы обвиняют «Новатэк» в финансировании СВО за счет налогов, но ведь эта компания на 12 лет освобождена от уплаты налогов по специальной льготе. Опасаясь санкций со стороны США, иностранные компании, которые работали с «Новатэком», отказываются от дальнейшего сотрудничества.
Так, компания Hanwha Ocean отказалась передать уже построенное судно-газовоз промежуточной компании из ОАЭ, которая должна была отправить его «Новатэку» для проекта «Арктик СПГ 2». Всего у Hanwha Ocean был заказ на шесть судов этого класса: «Жорес Алферов», «Петр Капица», «Лев Ландау», «Илья Мечников», «Николай Басов» и «Николай Семенов». Три судна корейцам заказал «Совкомфлот», три — инвестор проекта «Арктик СПГ-2», японская компания Mitsui OSK Lines Ltd. Дальневосточная верфь «Звезда» должна была построить 15 газовозов.
Есть надежда, что газовозы все же поступят «Новатэку». Тем более, что, в принципе, суда не подпадают под санкции. Пока же вывозить СПГ с «Арктик СПГ 2» нечем и потому приходится ограничивать добычу газа. Остается надежда на три газовоза, которые «Новатэку» сдаст «Звезда». Первый танкер-газовоз «Алексей Косыгин» уже поступил. На очереди — «Петр Столыпин» и «Сергей Витте».
По информации норвежского сайта «Баренц Обсервер», «Новатэк» приостановил на проекте «Арктик СПГ 2» производство сжиженного природного газа из-за нехватки судов-газовозов. Это — последствия санкций, которые были наложены на СПГ-проекты компании «Новатэк» Министерством финансов США. В декабре 2023 года «Новатэк» проинформировал покупателей — китайские компании Shenergy Group Company Limited и Zheijang Energy, а также испанскую Repsol, что не сможет поставить им обещанный СПГ со своего нового арктического проекта.
Плавучее хранилище газа «Саам ПХГ», судно длиной 400 метров и шириной 60 метров, установленное в губе Ура, простаивает без работы. «Арктическая перевалка» — «Саам ПХГ» также попала под санкции. «Саам ПХГ» построено компанией Daewoo Shipping & Marine Engineering в Южной Корее.
С 23 февраля под санкциями оказалась и зама «Звезда», которая строит только корпуса и осуществляет сборку оборудования, поступающего от иностранных партнеров.
В конце февраля 2023 года США включили в пакет санкций запрет на поставки в Россию всех газовых турбин и запчастей к ним. О своем уходе из России объявили немецкая компания Siemens и американская Baker Hughes.
Baker Hughes прекратила сервисное обслуживание проектов «Ямал СПГ» «Новатэка» и «Сахалин-2» «Газпрома», отгрузив лишь часть газовых турбин для проекта «Арктик СПГ 2».
Вопрос с разработкой отечественных газовых турбин большой мощности встал после введения санкций на их поставки в Россию после присоединения Крыма
Эти санкции вынудили в марте 2019 года принять Постановление Правительства России о предоставлении субсидий на создание отечественной газотурбинной установки. Эту задачу выполнила компания «Силовые машины», разработав турбину ГТЭ-170 мощностью 170 МВТ.
Siemens, присоединившись к санкциям, потеряла в России контракт на два триллиона рублей. Она должна была переоснастить наши ТЭЦ на новые газовые турбины.
Наша страна руками российских рабочих и инженеров в кратчайшие сроки освоила выпуск газовых турбин большой мощности. На реализацию этого проекта было выделено 15 миллиардов рублей. В нем была задействована компания «Силовые машины». С 2025 года планируется выпускать 8 газовых турбин ежегодно с выходом на ежегодное производство 12 турбин.
Несмотря на тяжелые постсоветские годы, в России удалось сохранить научный и производственный потенциал. Задача государства- мобилизовать усилия науки и производства в создании современной техники и технологий. Уже наработан некоторый опыт создания современных образцов техники, построены заводы, которые способны наладить производство танкерного флота, оборудования для заводов СПГ, буровых платформ. Среди них «Объединенная судостроительная корпорация», «Астраханское судостроительное производственное объединение», «Севмашпредприятие», Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений. После присоединения Крыма к России можно использовать мощности судостроительного завода «Залив».
Несмотря на тяжелые постсоветские годы, в России удалось сохранить научный и производственный потенциал. Задача государства- мобилизовать усилия науки и производства в создании современной техники и технологий. Уже наработан некоторый опыт создания современных образцов техники, построены заводы, которые способны наладить производство танкерного флота, оборудования для заводов СПГ, буровых платформ. Среди них «Объединенная судостроительная корпорация», «Астраханское судостроительное производственное объединение», «Севмашпредприятие», Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений. После присоединения Крыма к России можно использовать мощности судостроительного завода «Залив».
Флагманом строительства танкеров и судов-газовозов стал завод «Звезда» на Дальнем Востоке, где 12 сентября 2023 года президент России Владимир Путин принял участие в церемонии имянаречения танкера, которому присвоено имя «Валентин Пикуль», дедвейтом 69 тысяч тонн. В это же время здесь строился и танкер-газовоз «Алексей Косыгин», первый из 15 заказанных «Новатэком». Это предприятие показало пример сотрудничества с иностранной компанией для локализации производства. Так, документацию на танкеры «Афрамакс» разрабатывали ООО «Звезда-Хендэ», совместное предприятие ССК «Звезда» и Hyundai Samho Heavy Industries Co Ltd, а также нижегородское «ЦКБ «Лазурит».
Компания «Новатэк» выбрана США для санкций не случайно. Таким образом США стараются убрать конкурента в поставках СПГ в Европу и страны АТР, подключив к этому процессу своего союзника и партнера Катар.
США заблокировали передачу «Новатэк» шести уже построенных судов-газовозов, а катарская компания «Qatar Energy» подписала долгосрочное тайм-чартерное соглашение с 4 международными судовладельцами на эксплуатацию 19 новых танкеров-газовозов, о чем сообщила 31 марта 2024 года. Все 19 танкеров строятся в Южной Корее и пополнят флот газовозов Катара, который уже состоит из 104 судов. Катар занимает не только первое место в мире по производству СПГ, но и участвует в СПГ проектах в США. Конкурент в лице «Новатэка» им явно не нужен. Отсюда и согласованные действия. И если российским нефтегазовым компаниям в условиях санкций удалось закупить необходимое количество танкеров для поставок нефти на экспорт, то с судами-газовозами эту проблему решить сложнее.
Еще одна причина санкционного давления на «Новатэк» — это удар по экономике России. Ведь на реализацию программ этой компании работает, по словам Леонида Михельсона, около 800 предприятий России, десятки тысяч россиян на предприятиях металлургического, машиностроительного, строительного комплекса, морского флота. Хочется верить, что «Новатэку» удастся решить все проблемы с помощью нашей промышленности, хоть это будет и непростая задача.
На совещании с представителями подрядных организаций 15 октября 2021 года в Белокаменке Леонид Михельсон обратил внимание на необходимость максимальной доли локализации производства оборудования и импортозамещения при реализации масштабных СПГ-проектов. Он призвал создать новый СПГ-сектор российской промышленности. Критически отозвавшись о продукции ряда предприятий, он в то же время приводил примеры выпуска высококачественного оборудования. Есть надежда, что в сфере изготовления оборудования для СПГ-проектов веское слово скажут предприятия ОПК. Ранее президент поставил им задачу по увеличению долю высокотехнологичной гражданской продукции на 30% к 2025 году и на 50% к 2030 году.
На совещании с представителями подрядных организаций 15 октября 2021 года в Белокаменке Леонид Михельсон обратил внимание на необходимость максимальной доли локализации производства оборудования и импортозамещения при реализации масштабных СПГ-проектов. Он призвал создать новый СПГ-сектор российской промышленности. Критически отозвавшись о продукции ряда предприятий, он в то же время приводил примеры выпуска высококачественного оборудования. Есть надежда, что в сфере изготовления оборудования для СПГ-проектов веское слово скажут предприятия ОПК. Ранее президент поставил им задачу по увеличению долю высокотехнологичной гражданской продукции на 30% к 2025 году и на 50% к 2030 году.
Задача сократить долю импорта к 2030 году до 17%, обеспечивая технологический суверенитет, базируется на обновленной стратегии научно-технологического развития России. Долю высокотехнологичных товаров на внутреннем рынке предстоит в течение шести лет увеличить в полтора раза. Для этого планируется запустить новые национальные проекты технологического суверенитета, среди которых глобальные конкурентные продукты в области энергетических технологий, развертывание серийного выпуска собственного оборудования и комплектующих для новой экономики, которые должны стать стратегическим заделом на будущее.